Минута молчания...

Эта минута длится уже десятый год... В один год - теперь уже навсегда - будут две юбилейные даты - одна торжественная, другая - трагическая... 11 декабря 1997 года, четверг. В санавиастанции обычный рабочий день: бортсестры Полубоярова и Халкина на дежурстве – одна «на полетах другая - «на телефоне». Яков Борисович Гершевицкий, заведующий, занят в патанатомии. Днем приняли два вызова - один, с подозрением на аппендицит, в Пешу, другой - боли в сердце - в тундру, на стойбище.

Луиза Иосифовна
Полубоярова

- Яков Борисович говорит мне, и так настойчиво, - слетайте к сердечнику, это срочно, разберетесь, - рассказывает Луиза Иосифовна Полубоярова, - а я - в Пешу, когда освобожусь, там состояние стабильное, можно немного подождать. Так и сделали. Я привезла больного, там у него оказался плеврит, а на Пешу только еще готовился вылет. Яков Борисович говорит нам - ждите меня, я Вас домой увезу. Мы и ждали... В 17.55 Лена Ушканова, она дежурила в приемном, бежит: «Что вы сидите, не знаете, у вас там вертолет горит!!!». Сразу кинулись звонить - да, авария, наш вертолет столкнулся с ИЛ-18, есть пострадавшие, вертолет горит... Время как будто сгустилось и стало течь очень медленно... Стали поступать люди... Раненые, в шоке... А мы ждем ... каждую машину - где Яков Борисович? Почему не везут? Привезли... В морг. И всех остальных, кого он вез в больницу... Якова Борисовича узнали по зубам... До сих пор трудно говорить об этом. Минута молчания…


ГЕРШЕВИЦКИЙ Яков Борисович

Когда часто видишься с человеком, особенно на работе, нередко начинаешь воспринимать только те немногие грани личности, которые определены его профессией. И лишь когда он уходит от нас навсегда, понимаешь, какой богатой была его натура. Я говорю о Якове Борисовиче Гершевицком, Его отец — офицер-краснофлотец — погиб защищая Родину во время Великой Отечественной. Разметанная войной семья. Детство в детском доме, затем суворовское и военное училище, военная организованность и выдержка пригодилась Якову Борисовичу и на врачебном поприще. И погиб он как на фронте — исполняя профес¬сиональный долг.

Зримый след оставил на земле врач Гершевицкий: под его руководством начиналось строительство нового корпуса окружной больницы, его заслуга — создание в округе бюро судебно-медицинской экспертизы, на нем долгое время держалась санавиация. Не одну жизнь он спас, работая хирургом в Няндоме. Но мало кто знает, что в молодости Яков Борисович писал стихи по-французски и играл на гитаре в эстрадном ансамбле... Двое его взрослых детей давно живут самостоятельно. Не раз от его коллег приходилось слышать: «Яков Борисович, вам при жизни надо памятник ставить...» Самая долгая память — в наших сердцах.

 

* * *

 

СЕМЯШКИНА Мария Николаевна

Машенькой родители назвали ее в честь тети. Такой же общительной, жизнерадостной хозяюшки, у которой все в руках горит. Отец был оленеводом, мама чумработницей. Всю жизнь они — в труде, да в заботах о детях. Один-единственный раз уговорили отца выехать из тундры отдохнуть, выделили путевку, отправили на курорт не вернулся, трагически погиб. Тогда Маша, уже выпускница Архангельского ком¬мунально-строительного техникума, вернулась в семью, в Волоковую и стала помогать маме воспитывать младших братьев и сестер. Жизнь шла своим чередом. В 93-м Мария вышла замуж, в 95-м у молодой семьи Семяшкиных родилась дочка Наташа. И уже мечтали о сыне.

«Маша, возвращайся с сыном», — напутствовали ее у вертолета сельчане. Возвращайся! А она смеялась и шутила.

 

* * *

 

МАЛАЯ Надежда Константиновна

«Уходят люди. Их не возвратить, Их тайные миры не возродить...». Ушли из жизни…. Нет, не могут смириться с этим односельчане. Не могут поверить, что нет больше среди живых Надежды Константиновны Малой. Её знали все жители Канино-Тиманья.

За 27 лет ее работы кассиром в аэропорту Нижней Пеши тысячи людей соприкоснулись с ней. Сотни пассажиров в дни нелетной погоды приютила она в своей маленькой квартире. Доброта её сердца не знала границ. Всем старалась помочь. А как любила своих пятерых детей, внуков! Как гордилась ими, красивыми и умными... Не умрет память о ней, память людская живее всего. Дети исполнили волю матери — похоронили рядом с мужем. Теперь они вместе. Как были когда-то.

 

* * *

НЕЧАЕВА Екатерина Александровна

Кате Нечаевой 11 ноября исполнилось двадцать. Старшая дочь в большой семье. В день катастрофы, 11 декабря, к 20 годам ее жизни добавился еще 1 месяц. И только... Она могла еще жить и жить. Красивая, веселая, общительная, она так мечтала о счастье. И все было впереди.

Если бы жизнь не прервалась так бессмысленно.

 

* * *

 

УШАКОВА Дарья Егоровна

Она как лучик солнечный» — говорят в деревне, о Дарье Егоровне Ушаковой. — По натуре добрая, ласковая, заботливая, трудолюбивая. Счастьем светились ее глаза, когда вела речь о муже — Валерии Павловиче, детях Наташе и Антоне; она боготворила их, любила трепетно и нежно. Они были ее жизнью, ее радостью и надеждой — любимый муж и «самые прекрасные в мире дети». Ее улыбка согревала сердца. Она была приветлива на работе, Она помогала сестрам воспитывать племянников. И жизнь впереди в мире любви и труда, когда только 40 лет, могла быть такой полной, светлой... И только память, только боль останутся родным.

 

* * *

 

МАСЛОВ Владимир Евгеньевич

«Таков закон безжалостной судьбы. Не люди умирают, а миры...»

Чем измерить жизнь человека? Способно ли перо передать, как неповторим человек? Какой могучий огонь загасила, смерть? Рыбак, охотник, добытчик хозяин Дома... Владимир Евгеньевич Маслов очень, любил своих родителей - Евгения Николаевича, Ию Николаевну. Души не чаял в жене Зое и, единственной дочери Катеньке. На всех хватало его, заботы. И, когда, отца не стало, стал; хозяином, на два дома, опорой трех своих женщин, кормильцем. Как будут они, жить, без него, Как будут, обходиться без, него надежного специалиста, на Пешском ЛТУ-6? Разве заменимы такие люди?

 

* * *

 

ПОНОМАРЕВ Геннадий Николаевич

«У каждого — свой тайный личный мир, Есть в этом мире самый лучший миг, Есть в этом мире самый страшный час...»

У Геннадия Николаевича Пономарева в Волоковой живут родственники. Легкой души человек, он, навещая родню, привозил в деревню из Ухты то, что заказывали. Всем сельчанам. Родным стал для многих. И скорбят о нем здесь, как о близком.

 

* * *

 

БОРОВОВ Алексей Иванович

В далекий Татарстан, на родину, увезли хоронить военнослужащего Алексея Ивановича Боробова. Молодая семья только привыкала к службе, жизни в Пеше... Овдовела двадцатичетырехлетняя жена Ирина. В поселке Актали Татарстана осиротели родители.

 

* * *

 

Восемь жизней оборвалось. Восемь путей-дорог. И каждая была неповторима. И каждый из них до боли любил жизнь. И каждый жаждал видеть свет, звезды, снег…. Как важно теперь сохранить, запомнить. И понять ценность жизни любого, чтобы любить и беречь тех, кто рядом.

 

* * *

 

Декабрьский день. Небо с далеким отблеском солнца. Тихий белый снег. И свеча, зажженная во имя жизни. Жизни и Памяти.

Г. ТОРЦЕВА.

В подготовке материала принимали участие корреспондент «ИВ» Е. КИСЕЛЕВ, работники администрации Пешского сельсовета.

«Идут белые снеги,
Как по нитке скользя...
Жить и жить бы на свете...»

Серый декабрьский день. Отсвечивающий холодом снег. Мороз, сковавший ветви деревьев. В них будто замерли соки жизни. Замерзли... Печаль, сжимающая сердца. И тихий пламень свеч. «Чьи-то души, бесследно растворяясь вдали, словно белые снеги. Идут в небо с земли...» Огонь свечи — и порывистый, и молящий. Резкое дуновение ветра. Снег, заметающий следы... Тех, кто уже никогда не пройдет по этому снегу... Тех, кого оплакивает декабрь. Потрясенные горем люди... Погасшие свечи.

 

* * *

 

Судьбы людские... Какая сила правит ими? Что свело их, восемь разных, идущих своей Дорогой, в один день, час? И уже не разлучило, уготовив один страшный конец. И горем общим объединило их близких. Кто ведал о том роковом рейсе вертолета? Знали бы родные — защитили, удержали, уберегли. Лишь бы не был сделан тот последний в жизни шаг.

Кто знал? Кто ведал о трагедии? Когда всей деревней напутствовали улетающую из Волоковой в родильный дом Машеньку Семяшкину «Возвращайся с сыном». Когда Дарья Ушакова спешила на вертолет с надеждой скорее увидеть дочь и сына, думая больше о встрече с ними, а не о возможной операции? Кто думал, что этот день навсегда отложит предстоящую свадьбу Катюши Нечаевой? Что аэропорт Нижней Пеши, где 27 лет отработала Надежда Константиновна Малая, навеки сохранит ее последние шаги? Шаги, ведущие в тот вертолет, которому было уготовано погибнуть со всеми восьмью пассажирами.

В последний раз махнули рукой улетающему в больницу Владимиру Маслову жена Зоя, дочь Катя и мама. И никакая сила не могла остановить так полюбившегося деревне Волоковой Геннадия Пономарева и 26- летнего военнослужащего, недавно прибывшего служить в Пешу, Алексея Боробова. И знал ли сам врач Яков Борисович Гершевицкий, каким по счету для него был этот сан рейс, оказавшийся роковым для всех.

...Ничто не изменило рок событий. Трагедия случилась. Нелепая случайность осиротила родных.

 

* * *

 

«И если умирает человек,
С ним умирает первый снег,
И первый поцелуи, и первый бой.
Все это забирает он с собой».
 

Какими были они в этой жизни? Что радовало их, волновало, печалило? Какими их запомнят односельчане? Жизнь одной строкой не перескажешь. А в деревне — вся она на виду. И в Пеше, и в Волоковой, и в Волонге. Все друг друга до четвертого поколения знают, Все сроднились. Плакала навзрыд Татьяна Александровна Ануфриева, когда рассказывала о своих земляках, 19 дней со дня гибели прошло, а сердце не может успокоиться. Как депутат окружного Собрания, как уроженка Нижней Пеши, боль и хлопоты разделила со всеми сполна. Горе, потрясло ее, как всех односельчан. А воспоминания не дают покоя.